БОГ И ЧЕЛОВЕК

У Бога нет религии.
Махатма Ганди

Наши церковные перегородки до неба не доходят.
Митрополит Платон



Джалаледдин Руми

Доказательство существования Солнца - само Солнце. Если ты требуешь доказательств, не отворачивайся от Него.

Каждая вещь денно и нощно являет нам Господа, но лишь некоторые из нас осознают это, а большинство - нет.


Николай Бердяев

У меня есть религиозное переживание, которое очень трудно выразить словами. Я погружаюсь в глубину и становлюсь перед тайной мира, тайной всего, что существует. И каждый раз с пронизывающей меня остротой я ощущаю, что существование мира не может быть самодостаточным, не может не иметь за собой, в еще большей глубине, Тайны, таинственного Смысла. Эта Тайна есть Бог. Люди не могли придумать более высокого слова

Мы должны дерзновенно признать нужду Бога в человеке и эта нужда совсем не ограничивает Бога, ограничивала бы и унижала Его каменная неподвижность и самодовольство. В Боге есть тоска по любимому и это дает высший смысл любимому. Вера в Бога есть вера в высшую Правду, возвышающуюся над неправдой мира. Но Правда эта требует творческого соучастия человека и мира, она Бого-человечна, в ней действует идеальная человечность.

Для того, чтобы иметь образ человеческий, нужно иметь образ Божий.
Реализуя в себе образ Божий, человек реализует в себе образ человеческий, и реализуя в себе образ человеческий, он реализует в себе образ Божий.

Мир и человек, которые ни для чего не нужны были бы Богу, были бы случайностью и тем самым лишались бы всякого смысла


Протоиерей Александр Мень

Можно ли понять, почему Господь допускает страдания невинных детей, или это остается тайной?
- Дело в том, что, когда мы говорим о невинных, мы подразумеваем какую-то юридическую категорию. Потому что на суде кого-то приговаривают справедливо, а кого-то несправедливо. Жизнь - это не суд в таком юридическом смысле. Мы все связаны, глубоко связаны и поэтому несем ответственность. Если человек страдает, скажем, алкоголизмом и потом у него рождается больное дитя, дитя это невинно. Но ведь мы все связаны! Богом установлена закономерность: мы все отвечаем друг за друга, и часто наше зло может перекинуться на других. Так устроено. И это устроено не случайно, потому что перекидывается и добро. Солидарность между людьми, связь между людьми - это великий дар. Мы можем передавать друг другу биение нашего сердца, наши мысли, наши чувства, мы можем делиться всем тем, что у нас есть. Люди передают друг другу через рождение черты лица и характера, передают какие-то идеи. Добро передается, но, увы, и зло. Раз законы эти действуют, то действует и зло. Часто оно попадает вслепую, вовсе не на того, кто это породил. Так что человек, сознательно понимающий этот закон, будет стараться всегда поступать ответственно.

Я могу вам привести такой пример. Камни, бурное стремление каких-то вулканических грязей, лавы, все это мертвенное, все это убивающее, не может там ничего жить, - и вот появляется маленький росток. Зеленый росток, крошечный цветок. Он бесконечно слаб по сравнению с этими мертвыми громадами. Бесконечно слаб, но он-то и составляет смысл всего бытия. Он живой, понимаете, он живой, он преображает все. Он один тут, и он маленький. Так и добро. Оно - как жизнь среди мертвых. Оно маленькое, оно слабое, но в нем суть и ось истории и мироздания. И самого человека. Вся эта громада зла в конце концов превратится в пыль, потому что она ничего не стоит. А добро будет заполнять весь мир.

Как счастлив человек, как он тверд, как он мужественен, как он свободен, когда он умеет глубоко-глубоко почувствовать, пропустить через свое сердце эти слова: "Да будет воля Твоя"! Но на самом деле мы постоянно вращаемся вокруг формулы совершенно противоположной: да будет воля моя. Пусть каждый из вас об этом вспомнит.

Я всегда ощущал, что "вне" Бога - смерть, рядом с Ним и перед Ним - жизнь. Он говорил со мной всегда и всюду. Собственно, это редко выражалось в каких-то "знамениях", да я и не искал их. Все было знамением: события, встречи, книги, люди. Именно поэтому я мог и любил молиться, где угодно, чувствуя присутствие Божие в самой, казалось бы, неподходящей обстановке.

Человек призван жить не только животной, родовой, бытовой жизнью. Человек прежде всего - духовное существо, он счастлив, когда у него открываются крылья, невидимые крылья. И привязанность к земному эти крылья подрубает. Тогда человек действительно глубоко несчастен

Гете как-то сказал, что в подлинной реальности при анализе всегда будет обнаруживаться некий неразложимый остаток. Точно так же глубинная сущность религиозного опыта не может быть полностью вскрыта с помощью рассудочного скальпеля. И в этом религиозная вера отнюдь не является исключением, обнаруживая родство с тайнами любви, поэзии, музыки, искусства вообще. Никто не станет отрицать, что произведения литературы, подчиненные рассудочным схемам, сухи и безжизненны. Жизнь сложнее схем. В ней есть много такого, что, как говорил Шекспир, не снилось нашим мудрецам.

Чистая рациональность может стать духовно убийственной. В свое время Карел Чапек изобразил цивилизацию, построенную на одном рассудке, в виде царства трудолюбивых и ограниченных саламандр, а советский фантаст Север Гансовский в замечательном рассказе "День гнева" изобразил искусственно созданное племя Монстров-отарков, которые, хотя и знали высшую математику, оставались кровожадными хладнокровными хищниками. Это грозные "антиутопические" предупреждения людям. Одной лишь науки, знания, разума для развития человеческого духа и человечности недостаточно. У науки нет ответов на вопросы этики и смысла бытия.

Мы можем через Божественную призму рассматривать все - научные формулы, любые феномены.


Митрополит Антоний Сурожский

Большей частью мы думаем, что отречься от себя - значит устроить себе жизнь, лишенную радостей, жизнь, где все является жертвой, где ничего не остается, что могло бы сердце согреть, ум озарить, - и это не так. Потому что то "я", от которого нам велено отречься, то "я", которое стоит непроходимой преградой между полнотой жизни и мной, это не все "я". Это какой-то поверхностный, мелкий человек, заслоняющий собой весь горизонт, не дающий мне самому быть тем большим человеком, которым каждый из нас мог бы быть и стать.


Шри Шри Рави Шанкар

Как волна не может быть отделена от океана, так и все во Вселенной неотделимо от Бога.

Птица кормит своих птенцов движимая любовью. Любовь раскрывает лепестки цветка. Движимые любовью утки высиживают яйца, коровы заботятся о своих телятах. Вы видели обезьян? Как они заботятся о своих малышах! Любовь встроена в Творение. Подобно другим функциям всего Творения. То, что вы называете встроенным, является сердцевиной сознания. Вот почему Иисус говорил: "Любовь есть Бог и Бог есть любовь".

Природа любит делать вам сюрпризы. Бог любит веселье. Он всегда преподносит вам сюрпризы --- иногда приятные, иногда нет. И вы растете благодаря неприятностям, также как и получая что-то приятное. На самом деле вы растете гораздо больше получая неприятные сюрпризы, чем приятные.

Только богатые могут сделать богатыми других. Только свободный может принести свободу другим. Только преданный может вызвать преданность в других. Человек, влюбленный в Божественное пробуждает это чувство в других. Другие получают все то, что есть внутри вас, и вы воспринимаете то, чем обладают другие.

Ребенок не пытается узнать мать, он просто верит в нее. Точно так же вера в Божественное является источником наибольшей силы.

Бог - этой покой, радость и любовь. Быть влюбленным – делиться этой божественной любовью.

Если Бог привел вас к этому, он и выведет вас. Восхваляйте Бога в минуты счастья, ищите Бога в минуты невзгод, поклоняйтесь Богу в минуты тишины, доверьтесь Богу в минуты полные боли, Каждое мгновение благодарите Бога.


Петр Мамонов

Уперся носом в пустоту... Пустота заполняется только Богом. Вера – это очень прагматичная вещь. Нам надо на что-то опираться. А на что еще опираться? А больше и не на что...

Альберт Швейцер

Человека можно назвать нравственным лишь тогда, когда жизнь для него настолько священна, что он ценит жизнь растений и животных наравне с жизнью своего ближнего, и когда он с готовностью посвящает себя помощи всем живым существам, которые в этой помощи нуждаются.


Лев Николаевич Толстой

Сущность всякой веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью.


Преподобный Амвросий Оптинский

Мы должны жить так, как колесо вертится - чуть одной точкой касаться земли, а остальным стремиться вверх.


Игумен Петр (Мещеринов)

Когда подмена Христа символами, мнениями человеческой церкви и заменой небесного земным достигает каких-то пределов, то Бог разрушает всё это. Все ветхозаветные пророки возвещают такое действование Божие. Какой мы получили урок в XX веке! Сколько мы потеряли храмов, икон и проч.! Бог нам через это говорит: ″Мне не нужны ваши храмы и иконы. Мне не нужна ваша гимнография, Мне не нужны ваши службы и неусыпающие псалтири, ваши крестные ходы и праздники. Мне нужны ваши сердца и ваша повседневная жизнь″. Извлекли ли мы из этого урок? Пусть читатель сам ответит на этот вопрос.


Священник Сергей Желудков

Святость - вот центральная качественная характеристика Божества во всех религиях. Как "определить" ее? Не сумею достойно выразиться, но нельзя ведь и молчать. Я сказал бы: ослепительная, абсолютная духовная Красота. Бесконечно превосходящая все духовная Ценность. Божественная Святость говорит с нашей совестью.

Неверующий скажет: религий много и все они разные; следовательно, все они ложны. На это можно возразить, что единственный истинный Свет по-разному преломляется в темной природно-исторической среде разных народов. И если само слово РЕЛИГИЯ (от латинского "связывать") означает вообще некую "связь", то можно сказать, что разные религии суть как бы различные "системы связи" религиозных людей с Божественным и между собою. И даже внутри религий, например, индуизма или нашего христианства, есть разные ступени и типы религиозности. Все это разнообразие показывает великую зависимость восприятия Божественного от ЧЕЛОВЕКА - одновременно от его ограниченности и от его свободы...

Давно замечено, что нетерпимость, фанатизм - будь то религиозный или атеистический - есть проявление не столько веры, сколько неуверенности. Когда человек сомневается в своей правоте, когда ощущает шаткость своей позиции, у него часто возникает соблазн пустить в ход кулачные приемы доказательства, чтобы и себя утвердить, и других заставить замолчать. Нетерпимость есть род душевного недуга, способного извратить любую, даже самую светлую, идею.